November 6th, 2014

Медведь на облаке

Синтра, Монсеррейт.

Вот такой, он Монсеррейт.



Понравился, да?

Итак, мы закончили беглый осмотр Замка Аристократов и поехали в другой замок, Монсеррейт.
Поехали - это громко сказано. Я ездил по разным дорогам. По хорошим, по очень хорошим, по плохим, по очень плохим. Один раз, на Родосе, в деревне Архиполи едва не перевернул машину на очень крутом подъеме к церкви, стоящей на возвышенности.
Дороге от Замка Аристократов до Замка Монсеррейт примерно похожа на ту, родосскую дорогу.
Дорога узкая даже для одностороннего движения. тем не менее движение на ней двустороннее. И по этой дороге даже ездят рейсовые и туристические автобусы.
Дорога похожа на аттракцион - с одной стороны стена и с другой стороны стена. Потом стороны немного изменяются - с одной стороны кусты, с другой стороны стена. Потом все меняется наоборот - там, где была стена появляются кусты, а гду были кусты - кто-то внезапно построил стену.
Причем дорога не прямая, она все время петляет. Мчишься себе со скоростью так 25 км/час, а тут на встречу вылетает грузовик. Причем места с трудом хватает только для легковой машины.
На одном из участков я даже разогнался до 40 км/час. И почувствовал себя Шумахером.
Collapse )
Медведь на облаке

Синтра, монастырь капуцинов.

История монастыря такова - некий рыцарь, (а может, некий маркиз или даже некий король) в честь какого-то чудесного происшествия (история Португалии прямо таки кишит всякими чудесными спасениями, чудесными избавлениями и прочими чудесами) дал обет - построить монастырь.
Строил он его строил, строил, надорвался и отошел в мир иной. Стройкой занялся его сын. Короче говоря строили они, строили - и построили.
Долго строили, и получился монастырь. Прямо загляденье - ни в сказке сказать, ни пером описать.
Вот и не буду я его дальше описывать.
Короче говоря, в свежепостроенный монастырь поселились монахи. Целых восемь штук. Жили они там, не тужили.
Занимались монахи в основном умерщвлением плоти - это у них такая народная монашеская забава. Все вокруг цветет и пахнет, а они знай себе плоть умерщвляют.
Проходили дни, годы, века. Сначала монахов было восемь, потом осталось трое, потом остался один, особо живучий.
Но когда ему стукнуло 96 лет, то решил он, что делать ему тут больше нечего, и тоже отправился в мир иной.
А монастырь, точнее то, что осталось от монастыря более 100 лет простоял бесхозный.
А потом какой-то особо находчивый чиновник из министерства туризма решил - а что это люди просто так бродят по развалинам? Надо их организовать, брать с них деньги. потому как турист должен платить за все и за вся, и пусть любуются на развалины уже не бесплатно.


Collapse )